Пармиджанино

Пармиджанино (Parmigianino 1503-1540). Настоящее имя - Джироламо Франческо Мария Маццола (или Маццуоли) (Girolamo Francesco Maria Mazzola, Mazzuoli) А буквально Пармиджанино переводится как «маленький пармезанец».

В жизнеописаниях мы можем найти его именно как Франческо Мацуолли. Он начинает свой рассказ о нём хвалебно. «Среди многих ломбардцев, одаренных изящной способностью к рисунку и некой живостью духа в выдумках, а также особой манерой создавать в живописи прекраснейшие пейзажи, никому не уступает, вернее, всех других превосходит Франческо Мацуолли из Пармы, щедро одаренный небом всеми свойствами, необходимыми для превосходного живописца: ибо, помимо того, что говорилось и о многих других, он придавал своим фигурам некую прелесть, сладость и нежность совсем особенные и только ему свойственные».

Пармиджанино — итальянский живописец, представитель маньеризма. Родился в Парме 11 января 1503 г. О его ранней жизни и мало, что известно, не сохранилось каких-либо фактов о его родителях, известно лишь, что умерли они рано, а Джироламо, как говорит Вазари: «остался на попечении двух своих дядей, братьев отца. Оба они были живописцами и воспитали его с величайшей любовью, преподав ему все похвальные обычаи, какие надлежит иметь христианину и человеку приличному».

Пармиджанино отдали учиться чтению и письму, но когда он взялся а перо у него оказались необычайные способности к рисованию.

«И как только он подрос и взялся за перо, чтобы учиться писать, как, понуждаемый природой, предназначившей его от рождения к рисунку, начал в этой области творить чудесные вещи. Это заметил учитель, обучавший его писать, и, видя, как со временем может возвыситься дух мальчика, убедил его дядьев учить его рисовать и писать красками. И хотя они были уже стариками и живописцами не весьма знаменитыми, они тем не менее понимали толк в произведениях искусства и, сознавая, что Бог и природа были уже первыми учителями молодого человека, они, дабы он приобрел хорошую манеру, не преминули весьма исправно обучать его рисованию под руководством превосходных мастеров».

Когда Пармиджанино было шестнадцать лет он написал первую картину — это был образ Святого Иоанна, крестящего Христа.

«Папа Лев X послал синьора Просперо Колонна в поход на Парму, и дяди Франческо, опасаясь, что он будет терять время или собьётся с истинного пути, отправили его вместе с двоюродным братом, Джироламо Мацуолли, тоже молодым живописцем, в Виадану, поместье герцога Мантуанского, где они провели всё время этой войны». Но Пармиджанино не тратил времени даром, он написал два образа темперой — Святого Франчиска и Святой Екатерины. По словам Вазари «Никто не верит, что это написал не старый мастер, а начинающий юноша».

После завершения войны живописец вернулся в Парму, где продолжил своё занятие.

На формирование его художественного стиля сильное влияние оказал Корреджо, а также Рафаэль — с творениями которого он смог познакомится в Риме, когда был там в 1523 — 1527 гг. Как это произошло?

«Когда он (Пармижанино) начал зарабатывать порядочно, когда он услышал, как восхваляли творения добрых мастеров и в особенности Рафаэля и Микеланджело, его охватило желание увидеть Рим». Он рассказал об этом своим дядям, которые одобрили это желание и посоветовали взять что-нибудь из своих работ. Для этого он написал три картины и свой автопортрет, о котором Вазари пишет: «большего от человеческих способностей ожидать было нечего».

В Риме его работы настолько всем понравились, что папа Климент «заявил, что желает передать Франческо роспись Папской залы». В это время художник пишет картину Обрезание, которую папа оставил у себя. А также было написано им много других искусных произведений.

Вазари описывает невероятную историю о способностях Пармиджанино, которые спасли ему жизнь во время разгрома и разграбления Рима. «У многих художников была отнята жизнь, и чуть не лишился её и Франческо, ибо, когда начался разгром, он так был поглощен работой, что, когда солдаты ломились в дома и несколько немцев было уже в доме, он, несмотря на производимый ими шум, не отрывался от работы. Когда же они ворвались и увидели, как он работает, они были так поражены его творением, что повели себя как люди благородные, какими им и полагалось быть, и оставили его в покое». «Одной докукой для него тогда лишь то, что один из них оказался большим любителем живописных произведений, и пришлось делать ему бесконечное количество рисунков пером и акварелью, которыми он как бы расплачивался».

После Рима Пармиджанино оказался в Болонье, где провел четыре года. В 1531 г. живописец вернулся в свой родной город — здесь его живопись наполнена маньеристическими чертами — удлиненные пропорции, некая искусственность в изображении, декоративные эффекты. В родном городе он сразу же получил множество заказов.

Франческо был замечательным гравером.

«В конце концов Франческо, всё ещё увлекаясь этой своей алхимией, превратился, как и все другие, однажды на ней помешавшиеся, из человека изящного и приятного в бородатого, с волосами длинными и всклокоченными, опустился и стал нелюдимым и мрачным, напали на него тяжкая горячка и жестокий понос, вследствие чего через месяц и несколько дней он отошел к лучшей жизни, положив тем самым конец тягостям мира сего, в котором не познал он ничего, кроме тоски и докуки. Он пожелал быть погребенным в церкви братьев-сервитов, прозванной Ла Фонтана и расположенной на расстоянии одной мили от Казаль Маджоре, и как завещал, так и был похоронен голым с архипастырским крестом на груди. Он закончил свой жизненный путь 24 августа 1540 года, и было это большой потерей для искусства из-за того изящества, единственного в своём роде, какое руки его придавали всему, что он писал».

Художник умер 24 сентября 1540 года в Казальмаджоре, Ломбардия.

Статьи о картинах Пармиджанино

Галерея картин художника